Вырезали ножом на лопатке свастику: побывавший в зоне проведения спецоперации житель Марий Эл рассказал о зверствах неонацистов

Человек, любящий родной город и увлечённый своим делом. Это всё о Льве Покровском. В июне он вернулся на работу в администрацию Йошкар-Олы на должность заместителя мэра по экономике.

Во время очень душевного разговора заммэра столицы Республики Марий Эл поделился со мной откровенными историями из его поездки в зону проведения спецоперации. После его рассказов задумываешься о силе русского народа и моральном уродстве неонацистов.

Фото из личного архива Льва Покровского

— До вступления на новую должность вы трудились в Центре гуманитарной помощи в Ростове-на-Дону. Почему вы решили присоединиться к гуманитарной миссии?

— Считаю, что говорить о добрых делах не стоит, а их лучше делать. Появилась возможность помочь Центру гуманитарной помощи в Ростове-на-Дону, поэтому и отправился туда. Кроме того, я решил поехать, потому что на Донбассе живут много моих знакомых.

Поэтому я поддерживаю спецоперацию России на Украине, ведь из первых уст знаю складывающуюся ситуацию. В течение восьми лет граждане Донецкой и Луганской Народных Республик жили под постоянным страхом.

Наши братья и сёстры находятся в беде, поэтому наш долг помочь им. Уверен, что победа будет за нами. Сейчас русские офицеры и солдаты сражаются с оружием в руках на поле боя, но за ними придут другие люди, которые будут помогать восстанавливать города и поселения, т.е. так называемая «мягкая сила».

Расскажу историю, с которой поделись со мной близкие люди. Неонацисты схватили девочку и вырезали ножом на её лопатке свастику. Разве нормальный человек пойдёт на такое?! (В этот момент Лев Покровский прерывает беседу и закрывает глаза. Видно, что эта тема для него личная – прим.).

— Тяжело таких людей называть людьми. Расскажите о вашей работе в Центре гуманитарной помощи.

Там я вместе с другими волонтёрами разгружал гуманитарную помощь, поступившую со всех регионов России.

Знаете, бывали такие случаи, когда открываешь коробку, а там находятся детские игрушки с письмом от бабушки. В этот момент осознаешь силу русских: даже в непростые времена мы готовы поделиться последней рубахой со своими соотечественниками. Это всё берёт за душу.

— После работы в ростовском Центре гумпомощи вы отправились ближе к линии фронта – в Мариуполь. Какие задачи предстояло решить здесь? Как именно вы помогали пророссийской администрации разрушенного Мариуполя? Удалось ли пообщаться с местными жителями?

— Мы доставляли гуманитарные наборы и к нам выходили люди буквально из подвалов. Представьте себе, что человек ходит за ней за несколько километров на озеро, а потом на костре в котелке кипятит воду.

Кстати, в первую поездку в Мариуполь я застал активные военные действия. Тогда азовцы (*запрещённая организация в России) ещё не сложили оружие и не сдались.

Местные жители рассказывали, что неонацисты выкопали сотни метров труб канализации и сдали их на металлолом. Почему они сделали это? Азовцы (*запрещённая организация в России) представляют из себя организацию из амнистированных людей и профессиональных наёмников. Разве можно от таких ждать что-то хорошее?!

К счастью, на сегодняшний день обстановка изменилась и уже идёт восстановление освобождённых украинских городов. В частности, мы занимались вопросом восстановления водоснабжения.

Фото Елены Яшметовой